Интернет-форумы лесной отрасли для торговли и общения
WOOD.RU
Первый
лесопромышленный
портал
О WOOD.RU | Войти в ИС
Форумы | Каталог | Книги
Биржа | Карта сайта
11.12.2018
06:46
WOOD.RU > Отраслевые издания > Российская лесная газета > Архив за 2007 год
  Учебное пособие «Фитопатология»
Ковровские котлы. Биотопливные: водогрейные, термомасляные, паровые
Лесная отрасль
Новости лесной отрасли
Справочная информация
Оборудование
Лесная биржа
Отраслевые издания
 
Информация портала
Поиск
05/12 Информация о размещении рекламы на портале WOOD.RU в 2019 году
22/10 Анонс журнала "Международная биоэнергетика" №3 (48) (октябрь 2018 года)
05/06 Анонс журнала "Международная биоэнергетика" №2 (47) (май 2018 года)
Генеральный партнер портала WOOD.RU — «КАМИ»
 

"Российская лесная газета" № 7-8 (189-190) от 25.02.2007

Нужны ли России лесная генетика и селекция? Ученые уверены в том, что за ними - большое будущее

В статье по возможности сохранены форматирование, орфография и пунктуация оригинального сайта "Российской лесной газеты". Пожалуйста, ознакомьтесь с информацией о размещении архива газеты на портале WOOD.RU.

Ремир ШЕВЕРНОЖУК,

заведующий лабораторией

селекции Научно-исследовательского института

лесной генетики и селекции, доктор сельскохозяй-

ственных наук

 

Леса России занимают площадь около 1/5 лесов планеты и содержат половину мировых запасов хвойных пород. Они играют огромную роль в глобальных процессах регулирования состояния окружающей среды и предотвращении негативных изменений климата. Все это объективно определяет статус нашей страны как многолесной державы.

Общепризнано, что экономическое развитие стран сопровождается неблагоприятными нарушениями окружающей природной среды, и не только в пределах национальных территорий, но и планеты в целом. Прогноз развития этих процессов в мире показывает, что уже следующие поколения людей могут столкнуться с глобальной экологической катастрофой: климатическими аномалиями, исчезновением целых государств в связи с подъемом уровня Мирового океана и затоплением островных и низменных территорий, утратой ценных природных генетических ресурсов, нехваткой питьевой воды, опустыниванием земель.

Однако в отличие от других стран наши леса в большей своей части расположены в зоне достаточно сурового климата с вечной мерзлотой, с более коротким периодом вегетации, что делает их своеобразными. Они отличаются низкой продуктивностью, медленными темпами смены поколений и длительным и медленно протекающим процессом естественного лесовосстановления. Поэтому леса России более подвержены воздействию неблагоприятных природных и особенно техногенных факторов, неуклонно возрастающих с начала ХХ века, а также интенсивных промышленных рубок леса, вызывающих во многих случаях и во многих регионах страны неблагоприятную смену породного состава лесов и заметное обеднение их природного генофонда.

По данным инвентаризации 2004 года, в целом по России наблюдается уменьшение удельного веса наиболее востребованных насаждений хвойных пород и увеличение удельного веса мягколиственных, что свидетельствует о продолжающейся смене породного состава лесонасаждений после их вырубки в наиболее богатых типах условий местопроизрастания. Во многих регионах наблюдается снижение процента площадей вырубок, возобновляющихся ценными породами естественным путем: в Республике Алтай - всего 22%, на Камчатке - 30%, в Алтайском крае, Республике Хакасия, Ставропольском крае, Челябинской области - 42-46%, в Республике Карелия, Новгородской, Псковской областях - менее 60% площади вырубок. Все эти процессы заметно отражаются на обеднении генофонда интенсивно эксплуатируемых лесов. Это уже привело к исчезновению "мачтовых сосен" на Среднерусской равнине, гнилеустойчивых осинников в лесной зоне, высокопродуктивных корабельных и устойчивых дубрав в лесостепи. Эти тенденции будут увеличиваться в связи с ухудшением экологической обстановки в мире и глобальными изменениями климата из-за неконтролируемого выброса парниковых газов, вызывающих во многих случаях в лесных фитоценозах развитие у растений хронического стресса, снижающего их природную устойчивость. Наиболее подвержены стрессу молодые растения, что влияет на сохранность лесных культур и является ограничивающим фактором наряду с несвоевременными уходами, технологическими ошибками и другими причинами. Так, по материалам инвентаризации 2004 года, в целом по России только 17% лесных культур, созданных за последнее десятилетие, относятся к первому классу качества и выше, в Уральском регионе - 12, в Сибирском - 15%, что свидетельствует о невысоком качестве создаваемых лесных культур и не гарантирует в будущем получение при их выращивании высокопродуктивных насаждений.

Накопление подобных фактов во многих странах и континентах привело мировое сообщество к пониманию на глобальном уровне того, что лес есть прежде всего сложно устроенная экологическая система, а не только средство производства древесины и поэтому необходим переход от простого пользования лесом к ответственному управлению им в рамках сложившихся экосистем. Наиболее важные задачи, стоящие перед мировой наукой в ХХI веке, были сформулированы мировым сообществом в международных конвенциях по биологическому разнообразию, изменению климата, сохранению водно-болотных угодий и в других документах.

Биологическое разнообразие предполагает изучение, сохранение, использование и воспроизводство генетического разнообразия, то есть генофонда лесов, что является основой для реализации идеи ответственного управления лесами, неистощительного и эффективного лесопользования.

Для научного обеспечения при решении этих задач во многих странах мира были созданы и функционируют специальные структуры (лаборатории, кафедры, институты), которые ведут фундаментальные и прикладные исследования по лесной генетике и селекции.

В нашей стране в 1971 году был создан Центральный научно-исследовательский институт лесной генетики и селекции, который возглавил селекционно-генетическую работу в СССР и стал координатором работ, проводимых научно- исследовательскими учреждениями Рослесхоза в разных лесорастительных зонах. При институте был создан Проблемный совет по лесной генетике, селекции, семеноводству и интродукции, в состав которого вошли видные ученые страны и который определил основные направления селекционно-генетических исследований. В результате была заложена Государственная сеть географических культур основных лесообразующих пород для изучения генофонда, на основе которой в нашей стране разработано лесосеменное районирование древесных пород, чем был поставлен заслон неправомерному использованию инорайонных, непригодных для данных условий семян. Проведены важные исследования по биотехнологии древесных растений, мутагенезу, гибридизации, генетике онтогенеза и другим вопросам; разработаны нормативно-методические документы по многим направлениям, касающимся охраны генофонда, селекции, семеноводства, размножения, технологии создания лесосеменных плантаций и др. В лесхозах страны в разных зонах созданы научные и опытные селекционно-семеноводческие объекты по сосне, дубу, лиственнице и другим породам, начаты работы по выделению плюсовых деревьев, насаждений, генетических резерватов.

Выполненные в институте исследования дали положительные результаты по селекции сосны на смолопродуктивность, кедра сибирского на урожайность орешков, разработан метод функциональных тестов, позволяющий осуществлять раннюю диагностику наиболее важных свойств древесных растений в условиях специального экологического питомника. Установлено, что однократный отбор плюсовых по смолопродуктивности деревьев сосны приводит к повышению смолопродуктивности их потомства на 60-70%. Это позволяет выращивать в лесной зоне европейской части России (до Урала включительно) высокосмолопродуктивные искусственные насаждения сосны для получения ценных лесохимических продуктов. Кроме того, такие насаждения будут более устойчивы к корневой губке, наносящей в настоящее время огромный экономический ущерб лесохозяйственному производству. В условиях Горного Алтая проведена селекция кедра сибирского на урожай орехов. Выделены высокоурожайные клоны, подобраны опылители к ним, разработаны рекомендации производству по использованию селекционного материала. Показано, что плантационные культуры кедра, созданные прививкой от лучших клонов, позволяют получать урожай орехов, в 2-2,2 раза превышающий урожай лучших природных насаждений кедра. Разработанный метод функциональных тестов дает возможность уже в 3-летнем возрасте оценить потомство плюсовых деревьев сосны по генетически обусловленному потенциалу роста и уровню адаптивности, что в 10 раз быстрее по сравнению с испытательными культурами.

Указанные работы были представлены в 2006 году на конкурс "Рациональное природопользование и охрана окружающей среды - стратегия устойчивого развития России в ХХI веке", авторы их награждены дипломами министра природных ресурсов Российской Федерации.

Идея селекционно-генетического улучшения лесов была принята отечественными лесоводами и нашла свое отражение в "Концепции развития лесного хозяйства Российской Федерации на 2003-2010 гг.", одобренной правительством РФ. Ведущая роль генетических методов в растениеводстве подчеркнута в Законе Российской Федерации "О селекционных достижениях", в котором в ст. 24 отражена необходимость "стимулирования государством создания и использования селекционных достижений", так как "селекционные работы имеют приоритетное значение". Подобное утверждение содержит Федеральный закон "О семеноводстве", где в ст.15 говорится о необходимости государственной поддержки семеноводства.

Таким образом, в доперестроечный период в стране были созданы условия и определенные заделы для проведения работ по изучению генофонда наших лесов и использования его при лесовосстановлении. Разработана необходимая нормативно-методическая и законодательная база для дальнейшего совершенствования лесоводства и лесокультурного дела в соответствии с мировой тенденцией развития. Однако переход страны в новые экономические условия - к рыночным отношениям - резко изменил приоритеты в лесном деле. Это отразилось прежде всего на тематике научных исследований и получении госзаказа. Постепенно, в течение 10-15 лет, происходило свертывание научной деятельности по вопросам лесной генетики, селекции и структурам, которые раньше входили в состав института и ВНПО "Союзлесселекция". Аналогичные процессы происходили и в других отраслевых институтах системы МПР России. Появились пессимистические высказывания отдельных руководителей отрасли и даже публикации, в которых говорилось о недостаточной эффективности генетических методов, о нежелательных последствиях снижения биоразнообразия и устойчивости насаждений, созданных селекционным материалом, о несвоевременности этих исследований.

Это при всем при том, что лесные державы мира начали проводить исследования по лесной генетике и селекции еще в довоенный период и серьезно занимаются этими проблемами в настоящее время. Лесная генетика и селекция в России сделали только первые шаги, но и они уже дали немало положительного для практики, о чем я сказал выше. Выведение сортов - это длительный и трудоемкий процесс. Даже в сельском хозяйстве на однолетних культурах этот срок составляет 10-15 лет, у лесных пород он будет значительно дольше. Следует иметь в виду, что количественные признаки, характеризующие рост и продуктивность, являются полигенными признаками с невысоким уровнем наследуемости, поэтому оказываются наиболее трудными для селекционного улучшения и при однократном отборе не могут (даже теоретически) привести к существенному увеличению продуктивности нового поколения. Необходим многократный отбор в потомствах или применение более сложных схем и методов селекции, а не только плюсовой. Однако у лесных селекционеров в настоящее время нет возможности для проведения поиска, разработки новых методов и теории лесной генетики и селекции, так как тематика госзаказа ориентирована только на проведение определенных работ, касающихся плюсовой селекции и составления нормативно-методических документов. Считается, что отраслевые институты должны использовать теорию и методы, разрабатываемые в академических учреждениях науки. Однако лесные растения представляют очень сложный объект для генетических исследований, и академические институты, не имеющие, как правило, необходимой экспериментальной базы для закладки длительных опытов с лесными древесными породами, не работают с ними, а используют другие, более простые объекты исследования. Даже общие подходы и методы, разработанные академической наукой, при использовании их применительно к древесным растениям нуждаются в существенной корректировке и адаптации. Поэтому отраслевые институты вынуждены заниматься не только прикладными вопросами, но и теорией и совершенствованием методов, хотя возможности такой у нас практически нет, так как направление исследований, их обеспечение определяются госзаказом.

По другим признакам - качеству ствола и древесины, смолопродуктивности у хвойных, урожайности орехов у кедра, устойчивости древесных пород к экстремальным воздействиям - определенное селекционное улучшение может быть получено в потомстве уже при однократном отборе плюсовых деревьев. Поэтому, осуществляя плюсовую селекцию, создавая в стране селекционные объекты постоянной лесосеменной базы, мы можем быть уверены, что размножение плюсовых деревьев позволит выращивать искусственные насаждения по продуктивности не хуже природных аналогов, но лучшего качества и в ряде случаев большей устойчивости к экстремальным факторам (например "меловая сосна" на смытых карбонатных почвах).

Не выдерживает критики и замечание о возможности снижения в результате селекции биоразнообразия и, следовательно, генетической изменчивости и устойчивости искусственных насаждений, созданных селекционным материалом. Лесоводы в первую очередь должны ориентироваться на использование сортов-популяций, сортов-эдафотипов, синтетических сортов, генетический полиморфизм которых будет достаточно высоким. Именно эти категории сортов предназначаются для выращивания искусственных массивных насаждений.

Отбор и размножение плюсовых деревьев, учитывая их высокий уровень гетерозиготности и генетической неоднородности, выявляемых при испытании по потомству, при достаточно большом количестве деревьев на лесосеменной плантации, также не приведут к заметному снижению генетической изменчивости в последующих поколениях. Некоторое снижение полиморфизма в потомстве возможно только при использовании сортов-гибридов, созданных на основе чистолинейных сортов-клонов. Однако эта категория сортов предназначена для выращивания плантационных насаждений с коротким оборотом рубки, а не массивных лесных культур.

Предложение "повременить" с генетикой и селекцией означает остановиться в развитии этих вопросов, отстать от стран ближнего и дальнего зарубежья, забросить и обречь на потерю научной ценности многие опытные объекты, вступающие в пору наибольшей информативности, не изучать свой уникальный генофонд, который со временем будет иметь огромную коммерческую ценность как у нас в стране, так и на Западе и не использовать все его преимущества для более успешного лесовосстановления вырубаемых лесов России в будущем. Согласиться с этим нельзя.

Известно, что наука сильна преемственностью поколений ученых и нарушение этого требования ведет к остановке прогресса. Еще науку можно остановить и удушить безденежьем и невостребованностью результатов. Достаточно вспомнить 1948 год, когда Советское государство начало борьбу с генетикой - "продажной девкой империализма", которая закончилась печально как для генетики, так и для государства. Последствия этой борьбы не преодолены в генетике до настоящего времени. Такой же сценарий может повториться в новой России, но уже в лесоводственной науке. Свидетельство этому - недавно принятый Лесной кодекс Российской Федерации, в котором слова "генетика" и "селекция" даже не упоминаются, хотя совсем недавно, в 2003 году, правительством РФ была принята "Концепция развития лесного хозяйства России на 2003-2010 гг.", в которой общие вопросы селекционно-генетического семеноводства были достаточно полно прописаны. Это означает, что государство как собственник лесов пошло на поводу у сильного лобби будущих арендаторов лесов, которым при наличии в стране определенного количества доступных для лесоэксплуатации хвойных насаждений недосуг заниматься вопросами эффективного лесовосстановления, семеноводства и тем более сохранения генофонда. Вторая причина такой политики - это экономическая слабость отрасли и невосприимчивость ее к различного рода новациям, тем более не дающим быстрого экономического эффекта. Наука остается невостребованной. Уже витают в воздухе предложения о сокращении научных учреждений системы МПР России, в том числе и единственного в нашей стране Института лесной генетики и селекции. Нетрудно предсказать возможные последствия такой недальновидной политики и состояние наших лесов в недалеком будущем.

Через 15-20 лет доступные для эксплуатации хвойные насаждения в европейской части России будут вырублены, далее придется рубить лиственные породы, коммерческая ценность которых гораздо ниже, а трудоемкость больше, или хвойные породы в низкопродуктивных и малодоступных насаждениях, неся огромные затраты на инфраструктуру. Возникнет необходимость применения интенсивных технологий для выращивания плантационных культур с коротким оборотом рубки, в том числе хвойных. Но к этому времени (через 20-30 лет) мы полностью отстанем от передовых стран мира как в области теории и научных разработок, так и качестве семенного материала, поэтому приобретать сортовой семенной материал для интенсивных технологий при лесовыращивании придется за рубежом у законодателей в этой области - Германии, Швеции, Финляндии, а возможно и Белоруссии. Возникнут проблемы с сертификацией древесной продукции при реализации ее на мировом рынке из-за несоответствия семенного материала, из которого она выращена, мировым стандартам, в результате коммерческая ценность нашей продукции будет низкой. Продолжится дальнейшее ухудшение состава лесов и их генофонда. В связи с ухудшением климата и экологических условий во многих регионах возникнут проблемы с сохранностью лесных культур, низкие показатели которых не позволят формировать высококачественные древостои. Леса будут труднее возобновляться естественным путем, преимущественно лиственными породами. Россия не сможет качественно выполнять взятые на себя международные обязательства по целому ряду соглашений. Имидж нашей страны как великой лесной державы будет окончательно подорван. В области лесной экономики она сможет выполнять только роль сырьевого придатка.

Чтобы развитие лесной отрасли России не пошло по такому пессимистическому сценарию, необходимо, по нашему мнению, осуществить ряд мероприятий, соответствующих здравому смыслу. Необходимо обеспечить продолжение научных исследований по лесной генетике и селекции, считая это важной государственной задачей, полностью соответствующей Закону "О селекционных достижениях" и Закону "О семеноводстве", а также общим тенденциям развития этого научного направления в передовых лесных странах мира.

Лесная генетика и селекция не должны решать только сиюминутные задачи отрасли, которая экономически слаба и невосприимчива к новым веяниям, не обременяться ошибками прошлого, развиваться свободно, в дискуссии, в испытании альтернативных подходов и методов, работать на более отдаленную перспективу по утвержденным целевым программам, которые государство обязано финансировать из бюджета. Разработка таких программ должна стать важнейшей государственной задачей Министерства природных ресурсов России, решение которой позволит повысить в будущем конкурентоспособность продукции лесной отрасли на мировом рынке. Финансирование научной деятельности должно осуществляться на основе конкурса селекционных программ по этапам их проработки на срок не менее 5 лет.

Необходимо обратить внимание на положение Института лесной генетики и селекции: возобновить при НИИЛГиС работу Проблемного совета по лесной генетике, селекции и семеноводству, поручить институту роль координатора в стране по этим вопросам. Надо изменить статус Федерального государственного унитарного предприятия НИИЛГиС, доставшегося нам от прошлого, на государственное учреждение НИИЛГиС, так как институт не имеет в настоящее время никакой материальной базы и никаких источников получения доходов по своей специализации как предприятие.

Хочется надеяться, что наше правительство и руководство отрасли, распоряжаясь национальным богатством страны - российскими лесами, не только учтут сиюминутные выгоды и пожелания разработчиков лесов, но и будут думать о наших потомках, которым мы обязаны оставить не чахлые березово-осиновые редколесья, а знаменитые сосново-кедрово-еловые дремучие леса, которыми издавна славилась Россия. Поэтому мы никогда не должны забывать мудрые напутствия русского ученого М.М. Орлова к потомкам: "Не преувеличивайте лесного богатства России, оно не так велико, как думают, так как много только лесных площадей, но мало запасов древесных. Отбросьте мысль о земельном фонде за счет лесов. Расчищайте пустыри, выгоны, заросли, но не уничтожайте хороших лесов".

Важная задача, поставленная перед лесным хозяйством президентом России В.В. Путиным по интенсификации лесохозяйственной отрасли, означает не только увеличение объема рубок и переработки древесины, но и внедрение новых, более эффективных технологий лесовосстановления, в том числе создание быстрорастущих высокопродуктивных плантационных лесов, что невозможно без научных разработок, использования высококачественных семян, будущих сортов и другого ценного генофонда, который составит основу высокоэффективных технологий лесовосстановления в ХХI веке. Применение их позволит нам выполнить заветы наших великих предков и оставить потомкам леса России, заслуживающие уважения и восхищения. Помощником в этом деле должна стать лесная наука, и в первую очередь лесная генетика и селекция.

Изображения, используемые в статье, иллюстрирующие статью или являющиеся ее частью:



Все статьи "Российской лесной газеты" № 7-8 (189-190) от 25.02.2007:

[ лесная газета | архив за 2007 год ]

Реклама на портале WOOD.RU
© «Альдема», WOOD.RU | E-mail: info@wood.ru
При использовании информации ссылка на WOOD.RU обязательна.
Рейтинг@Mail.ruSpyLOG
HotLogCOUNT.WOOD.RU
УЦ «Альдема»Веб-студия «Сибирская паутина»